Новости
21 Июня 2022, 23:43Печать
Интернет-СМИ 21 июня. «Чемпионат.com». Большое интервью Сергея Гранкина

Российский волейболист после четырёх лет в Германии возвращается на родину — играть и побеждать

Сергей ГРАНКИН долгие годы был, пожалуй, главной звездой российского волейбола в Европе. С 2019-го он выступал за столичный «Берлин» и трижды становился победителем Бундеслиги – дважды, будучи капитаном.

Однако ситуация в мире вынудила победителя Олимпиады-2012 в Лондоне вернуться в Россию, о чём он говорит с некоторым сожалением.

В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Сергей рассказал, что стало главной причиной переезда и как немцы относятся к России. А ещё – планирует ли вновь играть за сборную и как относится к смене спортивного гражданства.

«В РОССИИ ПОСПОКОЙНЕЕ – СЕМЬЯ ДОМА»

— Сергей, с какими чувствами возвращались в Россию: был ли страх перед неизвестностью? Вроде бы и в жизни, и в волейболе всё начинать сначала.

— Почему? Никакого страха. Осознанное решение.

— Но в ваших словах чувствовалось некая досада: «Если бы не ситуация». Особого желания возвращаться в Суперлигу не было?

— Не сказал бы по поводу желания, но там, в Германии, мне было комфортно. Поэтому достаточно сложное решение. Не могу назвать Берлин домом, но там очень нравилось: отношение, да и всё вокруг способствовало тому, чтобы давать результат, чтобы получать удовольствие от игры.

— Чем так зацепила жизнь там?

— Скорее, жизнь в команде зацепила, потому что там всё по-другому: к тебе иначе относятся, все отзывчивые, дружелюбные, нет никакой зависти, как обычно в России, когда за спиной что-то говорят.

— Это ощущалось от команды или от зрителей?

— Да вообще вокруг чувствуешь, ото всех исходит. В Германии все дружелюбные, относятся с уважением. Я не говорю, что только ко мне так, а в принципе ко всем игрокам.

— Как вас проводили коллеги?

— Окончательное решение принимал, когда уже уехал в Россию, то есть дома. Потому что поговорил с руководством, взял недельную паузу, чтобы побыть дома, успокоиться после чемпионата, обдумать и принять решение. Парни отправили много SMS, сожалели, что не остался. Также и с руководством сохранили дружеские отношения, все отнеслись с пониманием. Но проводов не было. После победы в чемпионате и так три дня были «проводы» всех подряд.

— В это время не было ли какого давления, вопросов со стороны федерации волейбола Германии? Они же всё-таки влияют как-то на трансферы.

— Не думаю, что они контролируют трансферы. Скорее всего, это клубное дело и дело европейской федерации (CEV — структуры, управляющей европейским волейболом. — Прим. «Чемпионата»). В принципе, никаких политических вопросов не было. После разговора с руководством дал им понять, что у меня — 50 на 50. И уже подумаю дома, там приму решение. Поэтому, кажется, они тоже понимали, что я, скорее всего, уеду, но в то же время была надежда, что останусь. Однако в связи со всеми событиями — непонятно, что будет дальше — решил, что это долг — надо домой возвращаться.

— Какой был решающий аргумент в пользу переезда?

— Во-первых, на сколько это затянется? Во-вторых, здесь поспокойнее — семья дома. А последние полгода они были со мной в Берлине. Ведь если ребёнка в садик или школу отдашь, то непонятно, какой будет там жизнь. От детей это не зависит, а родители могут «накачать» его — русский ведь. Безопасность семьи, конечно, один из факторов, почему переехал.

«ЕСЛИ НАМ ВСЁ ЗАПРЕТЯТ, ТО МОТИВАЦИЯ МОЖЕТ КОНЧИТЬСЯ»

— «Факел» — клуб ваших амбиций? Ведь вы и немецкий чемпионат брали регулярно, и MVP становились с «Берлином».

— Честно, смотрел несколько игр. Понравилось, что хорошие, молодые ребята, с которыми можно что-то придумать и сделать в этом сезоне. Шаг вперёд для них. И, соответственно, постараться за собой повести. Почему не показать хороший результат? Тем более понятно, что в Россию тяжело возвращаться: в первых четырёх командах Суперлиги уже свои молодые выросли.

— Боялись не выдержать конкуренции?

— Я не боюсь конкуренции, но у меня не было предложений, условно, из Казани, Новосибирска — там уже есть свои связующие. Поэтому если и возвращаться домой, нужно было решить в какую команду. «Факел» — в Москве, рядом с домом. Это сыграло важную роль. Также мне понравилась команда — молодые парни. Думаю, такая же ситуация у меня была в «Берлине»: я приехал к молодым ребятам, а после двух-трёх лет на хороший уровень вышли вместе.

— «Берлин» чем-то напоминает «Факел» или какой другой клуб Суперлиги?

— Никого! Там вообще другая система волейбола — нет таких мощных нападающих. Более командная игра, не ссылаются на одного игрока для решения матча или каких-то очков. Если по позициям брать, там нет суперигроков, но все они более сбалансированы в компонентах.

— Думали уже в Германии закончить?

— Не думал, я ещё в расцвете сил!

— Значит, и удочку в сборную можно закинуть?

— Нет, думаю, сборная и без меня справится.

— Не чувствуете в себе желания и сил что-то кому-то доказывать?

— У меня есть и желание, и силы, но конкретно мне без сборной комфортнее. Я не говорю «нет», но возраст, да и непонятно, что будет дальше. Думаю, сейчас время молодых парней: Павла Панкова, Константина Абаева. Играть за сборную, набираться опыта и выигрывать соревнования.

— Тем более главный тренер, наконец, определился: Константин Брянский. Как прокомментируете назначение?

— Честно, хочу только пожелать удачи. Не буду комментировать.

— Почему? Что-то личное?

— Нет, ничего «личного». Но мне было заранее понятно, что он будет тренером, потому что «Динамо» выдало два хороших сезона под его руководством. Плюс много человек из сборной в команде. Сейчас, наверное, можно сказать, что это база. Перспективное ли это назначение? Сложно сказать, так как непонятно, когда мы сборную увидим на международной арене. Но, думаю, из всех тренеров, что есть, он — лучшая кандидатура.

— На данный момент сборная России нужна?

— Сейчас не вижу смысла собирать команду. Думаю, пока есть такая возможность, то надо дать ребятам отдохнуть. Потому что если мы вернёмся, там опять начнутся круглогодичные игры за сборную и клубы — постоянно крутиться в этой обстановке. Если есть такая возможность у ребят, нужно полноценно отдохнуть, залечить травмы, побыть с семьёй. Я бы так сделал. Смысл собираться, вместе тренироваться, а потом разъезжаться. Спокойно пройти в клубе реабилитацию, подготовиться к сезону. А если и на следующий сезон не пустят? То ещё отдохнуть!

— Взаимодействие в команде не потеряется?

— Всё и так может поменяться: сегодня ты в сборной, потом плохо сыграл в чемпионате и уже вне состава. Тренер национальной команды — в Суперлиге, он всех постоянно видит. Не думаю, что их нужно обязательно собирать.

— Некоторые думают, что Россию мы даже на Олимпиаде в Париже не увидим. А вы как считаете? Стоит надеяться?

— Думаю, 2022-й будет определяющим, потому что на год мы по любому пропускаем международные соревнования: и клубные, и среди сборных. Если на следующий год разрешат играть, то на Олимпиаду мы поедем, но опять под нейтральным флагом. Я надеюсь на это, потому что молодых ребят это подстёгивает. Если нам всё запретят, то мотивация может закончиться. Наш чемпионат это дело переживёт: будет такой же хороший уровень для ребят. С одной стороны, отстранение — это плюс, мы можем быть тёмной лошадкой: нас никто не видит, мы в изоляции, а потом выскочим и удивим. А с другой — не будем знать соперника, не будет спарринга. Здесь двоякая ситуация.

— А как же идея товарищеского турнира с дружественными нам странами: Беларусью, Китаем?

— Это второй эшелон, не тот уровень, который даже болельщик хочет видеть. Условно, даже если сейчас взять Лигу наций, там играют вторыми составами. Реально, даже смотреть неинтересно. Чтобы держать хороший международный уровень, нужны Франция, Бразилия, Америка, Сербия — сильные европейские и мировые команды. Чтобы быть в тонусе.

— Большинство легионеров остались. Они, значит, будут в курсе, как выступают игроки сборной России в Суперлиге.

— Сербия — одно дело. Это дружественная для нас страна, побратимы. А с остальными ребятами непонятно, смогут ли они приехать. Понятно, что наша страна открыта, но это же не от нас зависит, а, условно, от той же американской и европейских федераций. Поэтому сложно сказать, ничего не понятно. Перед началом сезона их федерации вполне могут запретить въезд в Россию.

— А как же регламент? Неустойки?

— Это не от нас зависит. В спорт полностью вмешалась политика. Понятно, будем надеяться, ведь с легионерами чемпионат будет поинтереснее. Но наверняка сложно сказать, что они вернутся.

— А если разрешат участвовать на Играх-2024 в нейтральном статусе, нужно ли соглашаться вновь выступать без гимна и флага?

— Тяжело, но для спортсмена любая Олимпиада — соревнование высших достижений. Если ты профессиональный спортсмен, это самая большая мотивация. В любом случае — с флагом или без — ребята захотят поехать.

«ЛЁЖА НА ДИВАНЕ, НЕЛЬЗЯ ДУМАТЬ, ЧТО МЫ БЫ ПРИЕХАЛИ И ВСЕХ ПОРВАЛИ»

— Чемпионат мира по волейболу будет интересно смотреть без России?

— Болельщикам, наверное, нет. Непонятно, как это будет организовано, потому что у нас всё было готово. Но понаблюдать стоит тренерам сборных и клубов, где много легионеров. Думаю, интерес будет, но не такой ажиотаж, как если бы наша сборная играла в России.

— Польша и Словения могут в такие короткие сроки мобилизовать организаторские силы?

— Поляки — сильная волейбольная держава. Тут не стоит сомневаться, а насчёт Словении не знаю.

— Российские спортсмены не выступают в тех видах спорта, где имели большое влияние: в волейболе, гимнастике, фигурке, лыжах. Отразится ли это на общем уровне международных стартов?

— Конкретно для них, думаю, нет. Они будут в тонусе, ведь международный опыт немного другой, нежели внутренний.

— А значение побед на турнирах без участия России останется таким же ценным?

— Если конкретно о волейболе говорить, то на последних четырёх чемпионатах мира Россия не очень выступала. Что-то постоянно случалось и происходило: то не подготовились, то много травм. Выступали неудачно, поэтому несильно что-то изменится.

— Но для спортсмена ведь важно побеждать сильнейших! Эго, как-никак.

— Для спортсмена, как и для болельщика, — да, важно, потому что пропадает интерес: болеть не за кого.

— Если, допустим, не будет Саши Большунова на лыжне или сестёр Авериных в гимнастических залах...

— Да, соперникам где-то будет легче. Но нельзя, лёжа на диване, думать, что мы бы приехали и всех порвали, да? Такого не бывает. Нужно работать, конкретно готовиться. Также и относительно сборной России по волейболу на чемпионате мира. Да, мы сильные, можем выиграть мировой чемпионат, но так сказать нельзя — «если бы мы были».

— Как члены сборной Германии в составе «Берлина» отнеслись к тому, что России не будет на ЧМ?

— Вообще политические темы в команде мы не поднимали. У нас были проблемы и задачи своего характера. Насчёт сборных, политических интриг не разговаривали. Сложно сказать, что они думают. Германия — не такая сильная команда, да и уровень чемпионата ровный: каждый может обыграть каждого. Но если с нашей сборной сравнивать, то из пяти игр мы выиграем пять. Для них это не особо важный фактор, там свои задачи.

 «БЫЛО ТЯЖЕЛО — ВСЕ ВОКРУГ ГОВОРИЛИ: РОССИЯ — АГРЕССОР»

— На вас ситуация в мире отразилась?

— Меня в клубе от прессы сразу отгородили — и клуб, и игроков пытались провоцировать, спрашивали. Тема сразу была закрыта с начала всей ситуации.

— А в бытовой жизни?

— Нет, не сказал бы. Всё как обычно. Понятно, что новости нагнетали.

— Настроение менялось?

— Первую неделю, как всё началось, было тяжело — все вокруг говорили: Россия — агрессор. А потом закрыли тему, и я решил, что сезон до конца отыграю и буду потом что-то думать.

— В последнее время есть тенденция стесняться за границей своей национальности, акцента. Прошли ли и вы через это?

— Никогда. Почему я должен стесняться своей великой страны, правильно? Абсолютно нет. У меня никогда и не было даже мысли менять гражданство — я люблю свою страну. Понятно, что мне было там комфортно работать, но, опять же, повторюсь, если бы там стоял какой-то выбор, я, даже не задумываясь, его бы сделал и вернулся домой. Конечно, выбрал бы Россию.

— А в клубе не просили сменить спортивное гражданство?

— Нет, не спрашивали ни разу.

— Комиссии рассматривают такие дела теперь намного быстрее. Думаете, это сейчас будет актуально для российских спортсменов? Тем более олимпийский цикл стартовал.

— Скажу так: мы же никого не держим. Если они хотят, пусть меняют гражданство и выступают за другую страну. Не то чтобы я это одобряю. Но если им очень хочется, пусть едут.

«12 КОМАНД С ПЛЕЙ-ОФФ — ИДЕАЛЬНАЯ СИСТЕМА»

— Какие ожидания от нового сезона с «Факелом»? Тем более возобновили плей-офф.

— Не будем загадывать за месяц-полтора до старта подготовки (сезон мужской Суперлиги начнётся 1 октября. — Прим. «Чемпионата»). Новая команда, нужно будет притереться, посмотреть, на что мы способны, чтоб ставить перед собой командные задачи. Понятно, есть такая мотивация — подняться выше. Тем более есть полноценный плей-офф. Это больше шансов где-то что-то зацепить: не одна игра всё решает, а есть шанс на ошибку — для молодых игроков это важно.

— Увеличение Суперлиги до 16 команд — хорошая альтернатива отсутствию еврокубков?

— Думаю, это лучше. Будут появляться молодые игроки. Для молодёжи это хорошо — не все команды могут закрыть позиции легионерами. Думаю, появится много молодых ребят, на которых стоит обратить внимание. Сейчас хороший шанс проявить себя.

— Если ситуация не стабилизируется, возможно ли дальнейшее расширение Суперлиги или объединение, например, с азиатским чемпионатом?

— Это придётся тогда дивизионами играть, что будет не лучшей идеей. Но, опять же, тут будет зависеть от уровня команд. Если он будет хорошим, тогда да. Главное, чтобы было больше борьбы и накала, чтобы прежде всего людям интереснее было смотреть. Но больше 16 команд — чересчур.

— Почему?

— Если сборная вернётся, то, думаю, 16 — многовато. Чемпионат будет длинным. Просто физически и психологически тяжело себя круглый год держать: на чемпионате Европы или ЧМ можно в яму попасть. Если вернёмся к международным стартам, то 12 команд с плей-офф — идеальная система. Урезать придётся? Да, лучше меньше, но качественнее.

Беседовала София КОЛОДКИНА

© 2001-2018 ВФВ
Московская область, Красногорский район, 26-й км автодороги «Балтия», бизнес-центр «Riga Land», Строение 5, подъезд 1, этаж 3.
тел.: (495) 637-00-00, 637-08-50
e-mail: vfv@volley.ru